Большой судебный процесс (1955-1957)

Обвинение в причинении смерти по неосторожности и оправдательный приговор с окончательным запретом на исцеления

Большой процесс Бруно Грёнинга4 марта 1955 года государственная прокуратура вновь выдвинула обвинение против Бруно Грёнинга. Ему ставили в вину нарушение закона о врачебной практике. В одном из пунктов он обвинялся в убийстве по неосторожности (в неумышленном убийстве).

Грёнинг возражает, что он давал когда-либо обещания исцелять и запрещал обращаться к врачам за медицинской помощью

После того, как ему был предъявлен письменный обвинительный акт, он обратился к своим друзьям: «Мои дорогие друзья! На днях вся пресса и радио сделали в большей или меньшей степени тенденциозное сообщение обо мне, в котором вас поставили в известность о том, что прокуратура Мюнхена выдвинула обвинение против меня из-за случая убийства по неосторожности. Будто в конце 1949 года я обещал исцеление одной семнадцатилетней девочке, больной туберкулезом и помешал якобы ей найти для себя врача, который бы занялся её лечением, что я виноват в смерти этого человеческого дитя. Кто в здравом уме это сообщение прочёл или послушал, должны были понять, что этим сообщением собирались вызвать замешательство среди моих друзей и удержать ищущих помощи от желания ближе познакомиться с устремлениями нашего Союза и теми познаниями, которые мною обнародованы. Всеми средствами пытаются сдерживать активность Союза Грёнинга, а значит мою и вашу. Само собой разумеется, что всё обстоит не так, как они описывают. Моим друзьям мне не надо излагать суть дела, они знают, что я не даю обещаний излечить и никогда не советую отказываться от врачебной помощи.»

Необычно позднее возвращение к расследованию

Грёнинг продолжает в обращении к друзьям: «В 1952 году меня оправдали. Не странно ли, что случай с Куффус, произошедший ещё в 1949-50-х годах, тогда на судебном процессе против меня в 1951-52 годах не рассматривался, хотя все данные и в то время уже были налицо? Почему же вдруг именно теперь этот случай ставиться мне в вину? Не бросается ли в глаза то, что следствие для нового процесса против меня назначено как раз в то время, когда общественности стало известно о рождении в Мурнауа 22 ноября 1953 Союза Грёнинга? Именно с января 1954 года многие местные руководители этого Союза и друзья, а также члены Союза допрашивались и находились под надзором полиции.»

Свидетели защиты отклоняются, свидетели обвинения — добро пожаловать

Подготовка к процессу тянулась более 2-х лет. Защита Бруно Грёнинга значительно осложнялась. Почти все свидетели защиты под разными предлогами отклонялись, а свидетели обвинения допускались. Среди них были и два бывших сотрудника Грёнинга. Это Ойген Эндерлин и Отто Меккельбург. Особенно Меккельбург, который в первом процессе был ещё сообвиняемым, а теперь в резкой форме выступал против Грёнинга. Он делал всё, чтобы навредить ему. Его показания в деле о неосторожном убийстве сыграли решающую роль, так как в то время, когда это всё произошло, он был «менеджером» у Бруно Грёнинга.

Спорный случай с Рут Куффус

В ноябре 1949 года служащий сберкассы Эмиль Куффус со своей семнадцатилетней дочерью, болеющей туберкулёзом обоих лёгких, пришел на доклад Грёнинга. Грёнинг сразу понял, что больной девушке уже ничем помочь нельзя, и сказал об этом присутствующему врачу. Меккельбург же упорно настаивал на том, чтобы Бруно всё таки занялся этим случаем. И после одного из докладов ему удалось добиться личной встречи этой девушки с Бруно Грёнингом. Грёнинг сказал Рут, чтобы она не теряла мужества, а отцу порекомендовал провести квалифицированное врачебное обследование дочери. Бруно Грёнинг хотел этим добиться того, чтобы девушка, которая больше ничего не хотела слышать о врачах, снова бы находилась под медицинским присмотром. Отец Рут заверил, что обязательно позаботится об этом.

В то время все поступающие письма на имя Бруно Грёнинга вскрывались Меккельбургом и до Бруно не доходили. Таким образом, писем от господина Куффуса Бруно не получал - все они оставались у Меккельбурга. И лишь в мае 1950 года г-н Грёнинг снова услышал о Рут Куффус. А всё это время отец писал умоляющие письма Грёнингу и просил о встрече. Меккельбург не передавал письма Грёнингу, и самовольно согласовал встречу с господином Куффусом, без ведома Грёнинга. И лишь в последний момент перед самой встречей он сообщил об этом Грёнингу, и Бруно был уже просто вынужден участвовать в этой встрече.

Позже, Меккельбург утверждал, что Бруно Грёнинг обещал девушке исцеление. На самом деле именно он убеждал отца, что уговорит Грёнинга излечить его дочь. Меккельбург видел в г-не Куффусе, служащем кассы, хороший источник доходов, который ему хотелось использовать, и для этого ему был нужен Грёнинг. Вскоре после этой встречи Грёнинг порвал с Меккельбургом.

Тяжесть обвинением против Грёнинга усугублялась ещё и тем, что он будто бы запретил Рут лечиться у врачей. Но даже свидетели обвинения подтверждали факт, что уже при первой встрече он посылал девушку к врачу. И в выступлении по радио осенью 1949 года он призывал людей до конца обследоваться у врачей. Бруно постоянно советовал ищущим помощи доверять врачам, а не наоборот.

Рут Куффус, прошедшая несколько болезненных, но безуспешных курсов лечения, отказалась от дальнейших врачебных процедур. И 30 декабря 1950 года она в результате болезни умерла.

Медицинская экспертиза подтвердила, что излечение невозможно

Доктор медицины Отто Фрайхофер осветил факт с Рут Куффус с медецинской точки зрения так: «При здравом наблюдении болезни Рут Куффус даже дилетант, а тем более врач-профессионал, придёт к убеждению, что исцеление, ввиду очень тяжёлого, даже опасного для жизни состояния пациентки, по человеческим понятиям было просто невозможным. О чем и гласило заключение врачей санитарно-лечебного учреждения Зекингена. Профессор из Мюнхена г-н Логдтин писал по этому поводу: Невозможно признать, будто до 5 ноября 1949 г., то есть до обращения к Бруно Грёнингу, у пациентки Рут Куффус была высокая степень возможности исцеления. Наоборот, по моему мнению, более чем удивительно, что пациентка вообще дожила до 30 декабря 1950 года. Это, вероятнее всего, влияние г-на Грёнинга дало ей такой жизненный импульс. И каждый честный врач, мыслящий профессионально, самонадеянно не считающий, что, имея современные лекарственные средства, можно отказаться от сил природы, должен это признать и подтвердить. Подводя итог, я хотел бы закончить свою мысль тем, что утверждение, будто возможность излечения пациентки Куффус была, что была возможность продлить ей жизнь, если бы не вмешательство г-на Грёнинга, не только не оправдано, но оно просто абсурдно! И поэтому нельзя выдвигать против г-на Грёнинга таких обвинений!»

Неудавшийся судебный приговор 

В конце июля 1957 года в зале участкового суда присяжных города Мюнхена началось слушание дела. По пункту обвинения в убийстве по неосторожности Бруно Грёнинг был оправдан, но за нарушение закона о врачебной практике ему был назначен штраф в размере двух тысяч дойч-марок.

Такой приговор, выглядевший на первый взгляд очень позитивно, был неприемлем для Бруно Грёнинга, так как в действительности означал окончательный запрет его деятельности. Необходимо было срочно подать апелляционное заявление. И тут адвокат Бруно Грёнинга, убаюканный этой мнимой позитивностью, делает ошибку: апелляция подаётся не от имени Бруно Грёнинга, а от имени прокуратуры. Второе слушание дела состоялось в середине января 1958 года снова в Мюнхене.

Dokumentarfilm

Документальный фильм:
«Феномен
Бруно Грёнинга»

Даты показа фильма во многих городах мира

Grete Häusler-Verlag

Издательство Грете Хойслер: Большой выбор книг, журналов, компакт-дисков, DVD и календарей

fwd

Учёные говорят: Интересные точки зрения на Учение Бруно Грёнинга